Домой Блог

Как создавались молочные продукты?

0

Немцы Казахстана скрупулёзно, по частичкам собирают артефакты своего этноса. Так они стараются сохранить свою культуру, собственный национальный код, оставаясь конкурентоспособными и открытыми.

Немецкие крестьяне говорили: «Eine Kuh deckt viel Armut zu» («Корова покроет бедность»). Переселившись в начале ХХ века в Степной край, немцы использовали казахскую породу коров и вывели более молочную модификацию – «красная немецкая корова». Уже вскоре в немецких деревнях крестьяне не только обеспечивали себя молочными продуктами, но производили товар на продажу. Делали сметану, масло, простоквашу, ряженку, творог, сыр.

Утварь для переработки молока в немецких хозяйствах была, как правило, кустарного производства. В Виртуальном музее немцев Казахстана собраны предметы, которые позволяют представить изготовление самых распространенных молочных продуктов.

Первый этап – сепарирование, то есть разделение молока на сливки и обезжиренную часть – обрат. Самый простой метод – это отстаивание молока, а в XIX веке стали выпускать механические сепараторы.

В историко-краеведческом школьном музее с. Розовка Павлодарской области находится ручной сепаратор фабричного производства, который использовали в немецких хозяйствах. Полученные сливки употребляли в свежем виде или же перерабатывали на сметану или масло. Сливочное масло изготавливали вручную путем пахтания – длительного взбивания сливок. Получался комок масла и обезжиренные сливки – пахта, которые тоже употребляли в пищу.

В Лисаковском музее истории и культуры Верхнего Притоболья хранится маслобойка простейшего типа – высокая деревянная кадка с крестообразной палкой-мутовкой. В этом же музее, а также и в других представлены маслобойки барабанного типа, более удобные и потому более распространенные. Барабан с лопастями вращался при помощи ручки.

Свежее масло прессовали в специальной форме – фунтнице, объемом один фунт (около 410 гр). Таким путем из брикета масла удаляли лишнюю жидкость и приводили его к весовому стандарту. На крышке фунтницы делали выемки и на масле получался рельефный узор в форме ягодок, листиков и пр. Такой образец представлен в нашем Виртуальном музее.

Немецкие хозяйки делали разнообразную кисломолочную продукцию. Путем сквашивания сливок готовили сметану. Из кислого молока – творог нужной консистенции – твердый или мягкий. Оставшаяся жидкость – сыворотка – тоже шла в пищу. Для изготовления домашнего сыра творог варили с молоком, процеживали и продолжали процесс, постепенно добавляя яйца, соль, соду.

Помимо традиционной молочной пищи немцы переняли из казахской кухни кумыс, шубат, айран, курт, иримшик.

Сейчас в магазинах множество молочных продуктов. Но воспоминания о масле и сметане из немецких хозяйств остаются непревзойденным.

1. Сепаратор ручной на подставке. Вторая половина ХХ в.
Фабричное производство, металл, дерево (ручка, подставка). Историко-краеведческий школьный музей с. Розовка Павлодарской области

2. Маслобойка 1960 – 1970-е гг.
Кустарная работа, столярная обработка, дерево, металл, краска. КГУ «Лисаковский музей истории и культуры Верхнего Притоболья»

3. Маслобойка. Середина ХХ в.
Кустарная работа, столярная обработка, дерево, металл, краска. Историко-краеведческий школьный музей с. Розовка Павлодарской области

4. Форма для масла – «фунтница», 1950 г. (изображение в начале статьи)
Дерево, древесный гриб, кустарная работа, столярная обработка, резьба. КГУ «Лисаковский музей истории и культуры Верхнего Притоболья».

Больше экспонатов Вы можете увидеть на сайте wiedergeburt.asia.

Автор: Тамара Волкова, кандидат исторических наук

Рождественская пирамида

0

Уже несколько столетий рождественская пирамида – один из символов праздника в Германии. Многоярусные композиции украшают рождественские ярмарки, их устанавливают в домах.

Одна из миниатюрных рождественских пирамид, изготовленная в Германии во второй половине ХХ века, сегодня – экспонат Музея истории немцев Карагандинской области (немецкий центр, Карагандинское областное общество «Wiedergeburt»). Ее высота составляет 45 см. По всей вероятности, владельцы использовали ее для украшения квартиры в дни Рождества, а перед отъездом в Германию подарили музею.

«Рождественская карусель», так назвали музейные сотрудники этот предмет. Она представляет собой трехъярусную деревянную конструкцию, сужающуюся кверху. Внутри расположены деревянные рождественские фигурки. Ярусы нанизаны на штырь, который вверху заканчивается лопастями. Когда-то карусель вращалась от тепла зажженных свечей…

Композиция создавала неповторимое рождественское настроение, ведь только магия праздника смогла превратить обычную подставку для свечей в рукотворное «дерево» из света. Самая большая рождественская пирамида установлена в Дрездене, в котором существует и музей пирамид.

Автор: Юлия Буданова, заместитель директора по научной работе Лисаковского музея истории и культуры Верхнего Притоболья

Семейные традиции. Рождество

0

Одной из важных семейных традиций немцев Казахстана является празднование Рождества. В 50-70-е годы ХХ века праздник был настолько ярким, что надолго остался в детских воспоминаниях уже взрослых сегодня людей. Обязательными фигурами на празднике были Кристкинд (Christkind) и Пельцникель (Pelznickel).

«…В моем детстве в Валерьяновке (поселок в Тарановском районе Костанайской области), – вспоминает А. А. Шефер, – я столкнулся с такой рождественской традицией: представители семьи или соседи переодевались в костюм с вывернутой наизнанку шубой, увешанной множеством различных предметов, странным головным убором и бородой. С палкой в руке, создавая как можно больше шума, «Pelznickel», так называли взрослые этот персонаж, в сопровождении «Christkind» появлялся в дверном проеме дома.

Детей, конечно, предупреждали заранее о появлении этих лиц. И вот, войдя в дом, они начинали опрос детворы об их поведении в течение года: помогали ли они родителям в домашних делах, как учатся в школе и о многом другом. Перепуганные детишки оправдывались и докладывали о своих успехах в уходящем году, удивляясь, откуда «Pelznickel» знает об их прошлых проступках? Наступало время, когда «Christkind», видя страх в глазах ребят, заступалась за них, а затем просила рассказать стихотворение или какой-либо «шпрух» (изречение или поговорку на немецком языке). В конечном счете, дети поощрялись небольшими подарками. Все были довольны, и страх быстро забывался».

Предки Александра Александровича Шефера – немцы Поволжья – были депортированы в годы войны в Сибирь, переселились в Валерьяновку в 1957 году после отмены режима спецкомендатуры. Рождество в их семье называли «Christaoowt» (Christabend). А.А. Шефер, уже будучи жителем Германии, встретился с тем, что в малых деревнях центральной и западной Германии, в землях Гессен (Hessen) и Рейнланд-Пфальц (Rheinland-Pfalz), бабушки знают об этих персонажах и этих традициях.

Поразительно, что праздник создавался руками взрослых даже в тяжелые годы, несмотря на нехватку порой самого необходимого. Костюмы, праздничные атрибуты мастерили своими руками. Например, в коллекции музея хранятся сделанные вручную резные деревянные игрушки – рождественские овечки, фигурки, которые были частью игрового действия, когда в семьях для детей показывали историю рождения Иисуса Христа.

Но самым главным волшебством праздника было ощущение силы родственных, семейных связей. Тогда, когда на праздник собирались за одним столом родные, дальние и близкие родственники, совершалось чудо обретения духовных сил для новых испытаний, чудо, освященное глубокой Верой.

Автор: Юлия Буданова, заместитель директора по научной работе Лисаковского музея истории и культуры Верхнего Притоболья

Предметы заговорили

0

В виртуальном музее немцев Казахстана в единую коллекцию объединены предметы немецких свадебных обрядов из Восточного, Северного и Центрального Казахстана. Атрибуты немецкой свадьбы представлены из фондов трех музеев: Восточно-Казахстанского областного архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея-заповедника (г. Усть-Каменогорск), Лисаковского музея истории и культуры Верхнего Притоболья (г. Лисаковск) и Музея истории немцев Карагандинской области (областное общество немцев «Wiedergeburt», г. Караганда). Экспонаты относятся ко второй половине ХХ века.

Подлинное восхищение вызывают сегодня свадебные венки в музейных коллекциях. Из воска, парафина или прозрачной ткани, из бумаги и проволоки их вручную делали для каждой невесты. Мастерица из Караганды из рыбьей чешуи и серебристой фольги изготовила венок для «серебряной» свадьбы, состоявшейся в Северо-Казахстанской области. Из фольги золотого цвета был создан венок для свадьбы «золотой», которую отмечали в 1980-е годы в Кустанайской области.

Жених на немецкой свадьбе также имел украшение, выполненное в одной стилистике с венком невесты. Это украшение представляло собой миниатюрную цветочную композицию с лентами, которую крепили слева на лацкан пиджака. Существовала традиция использования нагрудных украшений и для друзей, сопровождавших жениха и невесту во время свадьбы.

Свадебный венок и украшение для жениха после свадьбы помещали в красиво оформленные коробки или футляры и хранили долгие годы.  Момент снятия с невесты свадебного венка был одним из ключевых в немецком свадебном обряде, это происходило в полночь, сопровождалось песнями и молитвами. После снятия венка на голову невесты надевали платок, что символизировало ее вступление в новый статус жены и матери.

Большая удача, что в музейных фондах сохранились свадебные платья 1950-1960-х годов. Многие информанты, с которыми нам доводилось встречаться в ходе этнографических экспедиций по Костанайской области, вспоминали, что из-за отсутствия средств, особенно в 1950-е годы, жених и невеста надевали в день свадьбы не специально сшитую, а просто лучшую одежду, которая у них была.

Бурные события ХХ века, политика и идеология Советского государства, тяжелые годы войны и депортации, этнокультурные традиции соседствующих народов, безусловно, оказали влияние на традиционные семейные обряды казахстанских немцев.

Автор: Юлия Буданова, заместитель директора по научной работе Лисаковского музея истории и культуры Верхнего Притоболья

Виртуальный музей немцев Казахстана: немецкие панно «шпрух»

0

Панно «шпрух» стали, наверное, самыми загадочными экспонатами Виртуального музея немцев Казахстана. Чтобы понять смысл текстов на этих панно, мало знать немецкий язык, нужно уметь читать готический шрифт, а это порой очень непросто!

Возможно, для многих вообще непонятно, что такое шпрух? Слово имеет несколько значений, например, в средневековой немецкой поэзии шпрухами называли рифмованные двустишия. Для немцев Казахстана название «шпрух» или «шпрах» (от нем. sprechen – говорить) прочно связано с красочными настенными панно с короткими высказываниями религиозного и философского характера на тему отношений Бога и человека. «Где проведешь ты вечность?» – вопрошает неизвестный автор.

В ХХI веке в немецких домах шпрухи уже не встречаются, а в первой половине ХХ века они были неотъемлемой частью интерьера, в особенности у немцев-протестантов. Исключительный авторитет Священного Писания, стремление изучить и применить в собственной жизни его основные положения вдохновляли приверженцев протестантизма к созданию шпрухов своими руками. Панно постоянно напоминали о Боге, о религиозном долге, о праведной жизни, создавали особый душевный настрой. Самодеятельные художники не только писали тексты, но и оформляли шпрухи рисунками, чаще всего это были цветы или пейзажи.

Настенные панно посвящались и таким важным событиям как свадьба. В таком случае их украшали изображениями голубей. На одном из таких можно увидеть текст, перевод которого звучит так: «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни». Обычно шпрух с высказываниями вставляли в рамку прямоугольной формы, но в Карагандинском областном обществе немецкого центра «Wiedergeburt» можно увидеть настенное панно круглой формы.

Сегодня немецкие панно «шпрух» – важная часть духовного наследия немцев Казахстана. Выбор верующими изречений из Библии был продиктован индивидуальным духовным опытом, поэтому обзор использованных текстов и цитат позволяет увидеть основные нравственно-ценностные ориентиры поколения, пережившего тяжелые годы депортации.

Больше экспонатов Вы можете увидеть на сайте wiedergeburt.asia.

Автор: Юлия Буданова, заместитель директора по научной работе Лисаковского музея истории и культуры Верхнего Притоболья

Швейные машинки Зингер

0

Немцы Казахстана скурпулёзно, по частичкам собирают артефакты своего этноса. Так они стараются сохранить свою культуру, собственный национальный код, оставаясь конкурентоспособными и открытыми.

В немецком доме швейная машинка занимала почетное место Традиционная немецкая усадьба середины ХХ в., восстановленная по плану дома немцев-спецпереселенцев из с. Герасимовка Уланского района. Спальная комната. КГКП «Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник»

Вопреки распространенному мнению швейные машинки Зингер лишь косвенно связаны с Германией. Компанию Singer в 1851 г. основал в США Айзек (Исаак) Зингер, германский эмигрант. Завоевав американский рынок, его машиностроительный концерн в начале ХХ в. успешно развернул свою деятельность по производству швейной и иной другой техники в Европе.

Для европейского рынка фирменному названию придали немецкое звучание, заменив первую букву – Zinger. Производство швейных машин и, что немаловажно, запчастей к ним было организовано по всей Европе, в том числе и в Германии.

Ручная швейная машинка Зингер
Эта машинка принадлежала семье Дитман-Гибнер. На её поверхности желто-золотистой краской нанесены орнаменты растительного характера. Название фирмы «SINGER» со временем затёрлось. Внизу, на рукаве, прикреплена овальной формы декоративная пластина с эмблемой фирмы и надпись на немецком. Начало XX в. Германия. Металл, дерево, краска, заводское производство. КГКП «Жамбылский областной историко-краеведческий музей».

В Российской империи зингеровские машинки выпускал завод в г. Подольск. Благодаря техническим усовершенствованиям их механизм работал идеально, а цены были гораздо ниже, чем у других фирм. Ну, а «немецкое» название стало удачным маркетинговым ходом А. Зингера, недаром он прославился как гений предпринимательства и рекламы.

И все же зингеровские машинки связаны с историей наших немцев! Ведь умение немецких женщин шить, перешивать и ремонтировать одежду на безотказном Зингере спасло многие семьи в тяжелые военные и послевоенные годы.

Машинки были редкостью, и их передавали друг другу как драгоценность. Об этом рассказывает история одного из экспонатов Виртуального музея немцев Казахстана. Эта машинка принадлежала Марии Аугустовне Дитман, которая в сентябре 1941 г. была депортирована из деревни Мариенцильт Воронежской области на Урал в г. Верхняя Тура. Там одна немецкая семья подарила ее Марии Аугустовне. Машинка долгие годы служила своей хозяйке.

Ножная швейная машинка Зингер
Ножная машинка традиционного черного цвета. Растительный орнамент на поверхности стола полностью стерт, но сама она в рабочем состоянии.
ОО «Зыряновский немецкий национальный культурный центр «Quelle»

В 1975 г. семья переехала в Казахстан. Александр Абрамович Гибнер, сын Марии Аугустовны, в 2014 г. передал её в зал этнографии Жамбылского областного историко-краеведческого музея, где она находится и сейчас. Стоит сказать, что и позже, во времена дефицита в 1970-80-е гг., немецкие рукодельницы мастерили красивые платья и предметы интерьера.

Каждая женщина в деревне умела шить домашнюю одежду, детские вещи, постельное белье. Но праздничный наряд, например, свадебный, чаще всего заказывали у портнихи. Со временем, несмотря на новые технические марки, швейные машинки Зингер по-прежнему были в ходу.

Больше экспонатов Вы можете увидеть на сайте wiedergeburt.asia.

Автор: Тамара Волкова, кандидат исторических наук

Столярные инструменты в коллекции Виртуального музея немцев Казахстана

0

Рассматривая каталог экспонатов Виртуального музея немцев Казахстана, можно заметить два интересных момента. Во-первых, в коллекции из всех рабочих инструментов представлено почему-то больше всего столярных (к ним можно прибавить и плотницкие), а во-вторых, многие из них в русском языке называются по-немецки. Давайте попробуем разобраться, в чем дело?

Шпунтубель (иначе – пазник, дорожник) считается одним из самых сложных столярных ручных инструментов, использовался для выполнения прямоугольных пазов. Начало ХХ в. Дерево, металл, кустарная работа, столярная обработка. Инструмент принадлежал семье И.В. Берг. Музейный уголок общества немцев «Видергебурт» г. Астана и Акмолинской области.

Рубанок шерхебель (шершенка). Эта разновидность рубанка с закругленным лезвием предназначалась для первичной, черновой обработки дерева после строгания досок. 1950-е г. Дерево, металл, кустарная работа, столярная обработка. Инструмент принадлежал В.Б. Фольцу. КГУ «Лисаковский музей истории и культуры Верхнего Притоболья.

Изготовление предметов из дерева насчитывает тысячелетия. Английские мастера в XVII в. выработали форму основных инструментов, которые как, например, рубанок существуют поныне.

В Англии же было создано и промышленное производство столярных инструментов. Но с начала ХХ в. новаторство в технологии столярного дела, как и во многих других отраслях, переходит к Германии. Отсюда и пошли многие виды и названия инструментов: шерхебель, фальцгебель, шпунтубель, грунтубель, зензубель… (кстати, все это рубанки разного вида и назначения)

Привычное, казалось бы, для русского языка слово «стамеска» на самом деле происходит от немецкого Stemmeisen (stemmen – «долбить» и Eisen – «железо»). Так вошли в русский язык немецкие термины. Современные столярные инструменты сильно отличаются от исторических прототипов, а список их наименований перевалил за сотню.

О таком наборе для работы столяр в немецкой деревне в былые годы даже и не мог мечтать.

Столярное ремесло в сельской местности всегда было востребованным, ведь товары фабричного производства купить было трудно. Конечно, самые необходимые предметы – полку, табуретку или даже детскую колыбельку – мог сделать своими руками каждый хозяин, но более сложные вещи требовали профессионального умения. Хороший мастер кроме подходящего сырья должен был иметь оборудование и инструменты. «Gutes Werkzeug – halbe Arbeit» («Хороший инструмент – половина работы»), – гласит немецкая пословица. Нужны были инструменты для измерения и разметки, для раскроя материала, для сверления и резьбы, пилящие, строгающие, а также вспомогательные (молотки, плоскогубцы, отвертки и т.п.). И, конечно же, нужен был столярный стол – верстак. Для фигурных деталей требовался токарный станок. Таким образом, у столяра должно было быть много инструментов, что обусловило наличие подобных экспонатов в нашей коллекции. На иллюстрациях заметно, что инструменты выполнены кустарным способом, однако их ценность и уникальность от этого только выше.

По внешнему виду можно понять, что они хорошо потрудились на своем веку и в умелых руках мастера принесли много пользы людям.

Да, экспонаты заслужили свое место в музее. Однако и в последнее время столярное дело очень популярно. В г. Пушкино под Санкт-Петербургом существует музей столярных инструментов. В разных городах России проходят фестивали и выставки столярного дела.

Больше экспонатов Вы можете увидеть на сайте wiedergeburt.asia.

Автор: Тамара Волкова, кандидат исторических наук

«Чем мы займемся?»

0

Как проводили свободное время в немецкой семье (по материалам Виртуального музея немцев Казахстана)

«Чем мы займемся?» Такой обыденный вопрос, пожалуй, был бы ненужным в немецкой семье, ибо здесь время и в праздники, и в будни было четко организовано. Такое понятие, как Ordnung (нем. «порядок»), формировало образ жизни и работы немцев, а в более широком смысле наложило отпечаток на всю их культуру.

Этнографы С.Р. Курманова и З.К. Сураганова в начале 1990-х годов на практике изучили, как было организовано времяпровождение у немцев с. Новодолинка Ерейментауского района Акмолинской области. Они пришли к выводу, что отношение ко времени, так называемая «темпоральная система», – это часть немецкой культуры, которую этнические немцы когда-то привезли с собой с прародины отцов и дедов.

Время в подобной культуре конкретно и осязаемо, а рациональность его использования подвергалась контролю со стороны социума. Сохранение такого традиционного хронотипа стало для немцев способом адаптации, а, значит, и условием выживания в новых местах обитания.

Каждая неделя в немецкой деревне имела завершенную цикличность, а каждый день – свой распорядок. Обычно глава семьи после завтрака производил распределение ежедневных обязанностей по дому и хозяйству. Задействованы были все, от мала до велика. Вечером отец расспрашивал домочадцев о выполненных делах. Так немецкие крестьяне поддерживали в семье рачительный порядок, обучали трудовым навыкам детей, передавали и сохраняли народные традиции.

В отличие от ежедневного семейного распорядка, подконтрольного хозяину дома, недельный режим жизни села протекал как бы сам по себе, однако этим негласным законам подчинялось каждое хозяйство. Будничный цикл начинался в понедельник, когда все хозяйки стирали белье. Вторник и среда не были отмечены столь определенной нагрузкой, хотя, конечно, и в эти дни имелись насущные хозяйственные дела. В четверг убирали двор и дом, в пятницу готовили еду на выходные, замешивали тесто; в субботу с утра пекли хлеб на неделю, а вечером шли в баню. Неделя завершалась воскресеньем – днем, посвященным Богу.

Хорошо организованный труд предполагал и организованный досуг как в воскресенье, так и в другое время. Ведь и в будние дни, например, вечерами, выпадали свободные от работы часы. В такие моменты родители старались отдохнуть с детьми, но не праздно, а с пользой. Как правило, мать занималась с дочками рукоделием: прядением, шитьемвышиванием, вязанием. Отец учил мальчиков работе со столярными инструментами, а также другим ремесленным навыкам.

Отдельные экспонаты Виртуального музея немцев Казахстана позволяют с некоторой долей воображения представить свободное время в немецкой семье. Допустим, в 1960-е, 1970-е, а, может, и 1980-е годы…

Например, среди немцев было распространено художественное выпиливание лобзиком по фанере. Многие посвящали всю жизнь этому увлечению, достигая высокого уровня мастерства. Умельцы создавали декоративные предметы, изящные и нужные в быту. Кропотливо, осторожно и очень аккуратно мастер выпиливал отдельные детали узоров, чтобы впоследствии собрать их в единое целое и получить задуманную вещь. Этому умению учили с детства.

В коллекции Виртуального музея хранятся красивые резные экспонаты, выполненные лобзиком. Среди них – вазочка для фруктов или конфет, сделанная четвероклассником Виктором Ничке. Юному мастеру пришлось выпилить семнадцать деталей, а затем склеить их. Выпиливанию научил его отец, владевший техникой резьбы по дереву, он же и помог выполнить это изделие. Ваза хранится в историко-краеведческом музее Каргалинского района Актюбинской области.

Многие родители-немцы стремились развивать духовный мир своих детей, несмотря на известные сложности. Этнограф, доктор исторических наук Т.Б. Смирнова пишет, что в немецких семьях родители с детьми «в свободное время, вечером, много читали, переписывали в тетради религиозные тексты или рассуждали о Боге».

В Виртуальном музее имеется уникальный экспонат – рукописный альбом религиозных стихов. Его в 1983 году сделали сёстры Янцен: Елена (16 лет) и Мария (14 лет) из поселка Надеждинка Костанайского района Костанайской области. Мать и отец девочек ходили на неофициальные лютеранские собрания, но детей не брали, опасаясь насмешек в школе. Елена и Мария решили сделать что-то нужное и красивое для лютеранской общины посёлка.

Так обычный альбом для рисования послужил проявлением религиозных чувств немецкой молодежи 1980-х годов. Девочкам помогал отец. Он выполнял рисунки, делал надписи готическим шрифтом. Альбом заполнен красочными аппликациями, а рядом написаны стихи, цитаты из Библии, тексты псалмов и песен. Однако здесь же размещены и вполне светские стихи и песни. Альбом хранится в Костанайском немецком культурном центре «Возрождение».

Частью жизни немецкой семьи была также музыка. Т.Б. Смирнова отмечает, что почти в каждом доме был какой-нибудь музыкальный инструмент, а порой и несколько. Дети учились игре на них, устраивали домашние концерты. Музыка сопровождала и религиозные службы. Наш Виртуальный музей содержит образцы различных музыкальных инструментов. Один из них – аккордеон Weltmeister, украшенный узором с эмблемой фирмы. Он характеризуется неприхотливостью, абсолютной надежностью и высоким качеством звука. Таких возможностей было вполне достаточно для исполнения большинства классических произведений и популярной музыки.

Аккордеон выпущен в первой половине ХХ века фирмой Weltmeister (г. Клингенталь, Саксония). Инструмент, видимо, много повидал на своем веку. Потертый, изношенный, без плечевых ремней, западает клавиша «до» первой октавы на клавиатуре правой руки… Но все же он еще звучит! Аккордеон хранится в историко-краеведческом музее Каргалинского района Актюбинской области.

Хорошая традиция была заведена в поселке Наука Карабалыкского района Костанайской области. Семья Лидии Рафаиловны Крамер и их соседи ежегодно заливали каток и с удовольствием катались на коньках вместе с детьми. Так продолжалось долгие годы. Как свидетельство о том, прошедшем времени, остались коньки «Снегурки». Они прикручивались или привязывались к обуви ремешками и особенно хорошо подходили для начинающих.

Коньки имели передвигающийся в пяточной части задник, что позволяло использовать их для обуви пяти размеров, т.е. с 33-го по 37-ой. Сохранилась маркировка «1967». Если учесть, что такую вещь, как коньки, передавали «по наследству», то даже трудно представить, через скольких хозяев они прошли! Немного проржавели, но если их заточить, подобрать крепежные ремни, то коньки еще и сейчас могут пригодиться. Они находятся в Костанайском немецком культурном центре «Возрождение», представлены в нашем Виртуальном музее.

Так, благодаря экспонатам Виртуального музея немцев Казахстана, удалось реконструировать некоторые фрагменты времяпровождения в немецких семьях. Если вы можете что-то дополнить к сказанному или поделиться своими воспоминаниями, то это было бы очень ценно.

Автор: Тамара Волкова, кандидат исторических наук

Многоцветье и многообразие: искусство вышивки у немцев Казахстана

0

Удивительное занятие – вышивание! Иголка, цветные нитки, кусочек ткани – и вот из-под рук вышивальщицы выходят волшебные узоры. Ведь действительно, вначале вышивка была сродни волшебству, её делали на одежде как оберег от зла и знак на привлечение добра.


«У народов древнего мира орнамент никогда не заключал ни единой праздной линии: каждая черточка тут имеет свое значение, является словом, фразой, выражением известных понятий, представлений», – так писал авторитетный историк искусств В.В. Стасов еще в 1872 году. Речь идет о геометрическом орнаменте, который лежал в основе первых в истории человечества вышивок. Узкой кромкой такого орнамента оформляли край одежды, вырез и швы, надеясь на силу защитной магии узора.

Немного об истории вышивания в Германии

Итак, искусствоведы утверждают, что вышивание было знакомо практически всем народам. Но более определенно ученые установили, что вышивка как искусство стала развиваться в странах Древнего Востока, а оттуда проникла в Западную Европу. Законодателями моды в нём стали Англия, Франция, Италия и Германия. Германское государство имело связи с Русью, и таким путем в русскую вышивку проникали образцы и с Запада, и с Востока. Подобное влияние установили российские исследователи, изучая орнамент на вышитых передниках середины XIX в. из Калужской губернии России.

Они нашли подобный мотив-раппорт на немецких тканях XVIII в., корни которого восходят к еще более древнему образцу из рукописи 1030 г. Более того, ученые проследили семантику образов, заложенную в этом орнаменте, до самого истока. Восстановленная схема передачи культурного кода выглядела следующим образом: изначально – Месопотамия, затем это наследие восприняли поочередно Персия, Арабский халифат, Византия, германские государства Европы и, наконец, Русь. Интересно, что истинная символика узора в русской деревне в XIX в. уже была забыта, но консервативная крестьянская среда сохраняла именно такое традиционное оформление женских передников как что-то необходимое.

Но вернемся в Германию. Историю немецкой вышивки от истоков до конца XIX в. исследовала Ханна Кронбергер-Френцен в 1939 г. Она показала, что в средневековой Германии это искусство развивалось по двум взаимозависящим направлениям. Одно из них – изысканное вышивание для высших и состоятельных слоев общества, которым занимались профессиональные мастера, создавшие гильдию вышивальщиков (входили туда, кстати, только мужчины). И, конечно, всегда жила народная, так называемая «домашняя вышивка», для украшения одежды и убранства дома. Профессиональная вышивка, как мы видели, имела много ресурсов для развития – новые идеи, свежие образцы рисунков из других стран, оригинальные техники и материалы. Однако, как бы не менялась мода, все-таки народная вышивка оставалась постоянной базой для немецкого искусства. Редко какая вышивка получается, если основывается только на вольном полете фантазии исполнителя. Нужен рисунок, образец, особенно для вышивания, которое выполняется по счету ниток ткани.

В 1523 г. в Аугсбурге типографским способом был выпущен первый сборник образцов для вышивания. Кроме Аугсбурга, такие издания также стали выходить каждый год в Кёльне, Франкфурте, Нюрнберге и других немецких городах. Эти книжечки небольшого формата были популярны и в городах, и в деревнях, их охотно покупали за пределами страны. Издатели вовсе не заботились об авторских правах и перепечатывали образцы друг у друга, создавая тем самым свободный обмен идей, столь полезный для творчества. В XVIII в. вышивание в Германии настолько вошло в моду, что им украшали буквально всё: белье, полотенца, пуфики и, конечно, все виды одежды. Для мужчин же было нечто особенное, например, вышитая кобура для пистолета, патронташ, чепрак под седло, чехол для трубки.

В высшем свете вышивание было признано «благопристойным и полезным наслаждением» для благородных дам. XVIII век – время господства французской моды и стиля барокко. Однако, как писала Ханна Кронбергер-Френцен, «когда мы сегодня изучаем успехи немецких мастеров того времени, поражает их самостоятельная обработка чужих идей», ибо в вышивке «лёгкий французский характер пропитывался и укреплялся традициями немецкого национального народного искусства». Этот принцип действовал и позже, в XIX в., когда со сменой времен и эпох менялась мода. В орнаментах, украшающих одежду, были распространены изображения растений (розы, тюльпаны, гвоздики) и животных (олени, серны и т. д.). Традиции немецкой народной вышивки сохранялись, вбирая в себя новые влияния.

В некоторых районах Германии на основе народного творчества возникли самобытные виды вышивания. Например, швальмская вышивка – чудесное белое шитьё из местечка Швальм в Гессене, в котором многократно использованы сердечки, колокольчики, птицы и прочие столь любимые в народе элементы. Между тем, искусствоведы установили связь швальмской вышивки с датской вышивкой хедебо и норвежской – хардангером, причем, уже трудно понять, кто на кого повлиял. Еще более интересна история берлинской вышивки – вышивание по канве или на холсте шерстяными нитками (гарус) ярких, сочных цветов.

Предприимчивые берлинцы продавали наборы для вышивания в комплекте с гарусом и схемой на бумаге в мелкую клетку, что делало работу удобной и приятной. Берлинская вышивка господствовала в Европе почти полностью девятнадцатое столетие, ею увлекались все, от простой служанки до английской королевы Виктории.

В XVIII-XIX вв. немцы, переселяясь из Германии в Российскую империю, переносили с собой все многообразие искусства вышивания. На новых местах обитания – в Поволжье, Украине, Сибири, Средней Азии – теперь совместно жили выходцы из разных немецких земель. Между самими немцами существовали определенные различия, к тому же на них оказывала влияние культура соседствующих народов, в результате чего сложился своеобразный культурный микс.

Вышивка у немцев Казахстана

С 80-х гг. XIX в. немцы начали расселяться на территории современного Казахстана. Поток немецких крестьян-переселенцев на восток увеличился в начале ХХ в. Следующая массовая волна этнических немцев прибыла в Казахстан во время насильственных депортаций 1930-х – 1940-х гг. В результате после войны немецкое население Казахстана включало представителей немецкого этноса из разных регионов Советского Союза со всем своеобразием их культур.

Депортация и тяжелое положение в годы войны нанесли немцам много материальных и культурных потерь. Тем не менее им удалось сохранить, воссоздать и развить дальше свою самобытную культуру уже в обновленном виде.

Немецкая вышивка, как предмет декоративно-прикладного искусства, зафиксировала те традиции и новации, которые сложились в результате исторических и культурных процессов. Наша задача – выявить элементы старонемецкой вышивки и следы новых влияний в работах немцев Казахстана. Использованы экспонаты историко-краеведческого музея села Бадамша Каргалинского района Актюбинской области. В экспозиции музея представлено большое количество кружевных и вышитых изделий. Нами отобраны наиболее показательные образцы.

Салфетка на телевизор выполнена мелким крестом нитками мулине. Основной компонент в этом флористическом орнаменте – розы, давний излюбленный цветок немецкой народной вышивки. Роза играла очень значимую роль в германо-скандинавской мифологии и была посвящена Фригге – богине неба и покровительнице брака. Древнегерманское языческое поклонение этому цветку было привнесено и в христианство. Изображению Девы Марии у католиков сопутствуют розы. Цветок розы, особенно красный, имел богатое смысловое значение в немецкой культуре. Другой интересный и небанальный элемент орнамента – это S-образные завитки в коричневых тонах, видимо, в основе повторяющие элемент «акант», постоянно присутствующий в европейском искусстве со времен античности. В древние времена это был символ преодоления жизненных испытаний.

Вышивка «Пастушок» выполнена крестом на однотонном фоне. Молодой человек в национальном немецком костюме с палочкой в руках стоит на зеленом лугу у дерева, под которым сидит верный друг пастушка – собачка. Удачный подбор цветовой гаммы делает сюжетную вышивку красивой картиной в пасторальном стиле. Идеализация сельской жизни, изображение пастушков и пастушек – излюбленный сюжет старонемецкой вышивки, многократно повторенный и через десятилетия.

Эта вышивка была выполнена как настенная картина и висела в одном из немецких домов. На фоне красивого пейзажа с озером изображена пара оленей – самец и самка. Живописный вид обрамлен венком из дубовых листьев и желудей. Вышивка исполнена голубыми, зелеными, белыми, оранжевыми, желтыми и коричневыми нитями.

Олень – излюбленное изображение в немецком искусстве всех жанров. Еще древнегерманские воины носили эмблему оленя как образец мужества, благородства и силы духа. Дуб издавна считался символом Германии, а дубовый венок воплощал единство и мощь.

Полотенце украшено кружевом и красивой вышивкой – вишня в корзине, выполненной гладью и швом «игла вперед». Спелая красная вишня на фоне ярко-зеленых листьев хорошо смотрится на белом полотне. Плетенье самой корзины и ее ручки выполнено стежками светло-коричневого цвета. Рисунок расположен симметрично относительно краев полотенца. Вишню в западном христианстве называли «райской ягодой». В народной традиции ряда стран Западной Европы, в том числе и Германии, её считали символом жизни и радости. Изображение заполненной корзины служило пожеланием материального достатка в доме и также было традиционно для немецкой вышивки

Этот рушник – самый загадочный экспонат в немецком зале музея. О нем известно только то, что он принадлежал немецкой семье, депортированной с Украины. Видно, что изделие богато украшено различными узорами, вышитыми крестиком. Использованы нитки только двух цветов – черного и красного, но узор построен так, что при рассматривании создается впечатление многоцветности. Композицию из узоров завершают крупные цветки в обрамлении веток. Вокруг цветов готическим шрифтом вышиты буквы. Ряд таких же букв расположен ниже. Доктор исторических наук И.В. Черказьянова предполагает, что изображены буквы W K L W N, заключающие какую-то зашифрованную фразу.

Кандидат исторических наук, директор Одесского историко-краеведческого музея В.В. Солодова отмечает в орнаменте белорусское или польское влияние. И.В. Черказьянова считает, что орнаментация выполнена под влиянием русских узоров. В целом же вышивка эклектична, и, видимо, вышивальщица сделала это намеренно, используя богатство тех орнаментов, которые она знала. Необходимо дальнейшее изучение образца.

Это только немногие экспонаты. Но необходимо сказать, что не всё попало в музеи. Так, недавно в г. Аугсбург мне довелось увидеть великолепный образец ковра, выполненный в технике берлинской вышивки особым «бархатным стежком» (иначе – «ковровый шов»). Автор – Марта Кунц (в девичестве Гайнле) из села Вормс (Виноградное) под Одессой. Таким же способом вышивала и ее сестра. Марта была депортировна в Казахстан, здесь же и изготавливала свои ковры. Потомки Марты Кунц хранят этот ковер как память.Даже отдельные образцы народной вышивки позволяют судить о сохранении традиций и проникновении новых влияний в культурную среду казахстанских немцев. Нужно продолжать сбор и исследование исторических материалов. Эта цель стоит перед Виртуальным музеем немцев Казахстана.

Автор: Тамара Волкова, кандидат исторических наук.

Из истории этнографического изучения немцев Казахстана

0
История этнических немцев Казахстана насчитывает более ста лет, начиная с формирования немецких поселений в Туркестане и Степном крае в конце ХIХ — начале ХХ вв. Тем не менее, этнографическим изучением немецкого населения Казахстана учёные стали серьёзно заниматься лишь в конце ХХ — начале ХХI вв., поскольку до 1917 г. вопросы этнической истории немецкого населения в Казахстане, этнографическое изучение немцев Казахстана не были предметами специальных исследований, а в советский период в течение длительного времениредкие исследования по проблемам немцев, проживающих в республиках СССР, в том числе и в Казахстане, были недоступны или в лучшем случае малодоступны широкой научной общественности.
В 1980-х гг. учёные впервые обращаются к этнографическому изучению немцев в Казахстане, где к тому времени проживала самая многочисленная группа немецкого населения в СССР. Так, в 1984-1985 гг. сотрудниками Института истории и этнографии им. Ч. Валиханова Академии наук Казахской ССР была исследована структура и тип семьи у немцев Семиречья. Результаты работы выявили следующее: немецкая семья состояла из малых двухпоколенных семей с различными вариациями; численность семей — 3-5 человек, для которых были характерны малодетность и эгалитарные равноправные отношения в семье. В 1989 г. сотрудниками этого института в рамках этносоциологического исследования по теме «Изучение основных тенденций в развитии социокультурного облика национальных меньшинств в условиях полиэтнического населения Казахстана» была выявлена характеристика этнокультурного облика сельских немцев Казахстана в местах дисперсного расселения (на примере Алматинской области). Результаты этой работы выявили тенденцию этнической, языковой и культурной ассимиляции немецкого населения русским населением; значительное сужение сферы применения немцами родного языка и расширение сферы влияния русской культуры на немцев Казахстана. В 1986 г. О. В. Наумова и С. В. Чешко, сотрудники Института этнографии Академии наук СССР, провели этносоциологическое обследование нескольких групп немецкого населения в Казахстане, по результатам которого появился ряд публикаций. В последующие годы комплексные этнографические исследования немецкого населения в областях Казахстана были практически приостановлены по разным причинам (массовая эмиграция немцев из Казахстана, включая и немцев-исследователей, отсутствие финансирования исследований и т. п.).

В современный период в Казахстане предпринимаются попытки возобновить исследовательский интерес к этой проблеме. В 2008 и 2013 гг. сотрудниками Института философии и политологии Министерства образования и науки Республики Казахстан было проведено комплексное социологическое исследование адаптивных практик немцев Казахстана, направленное на выяснение важных для немцев социальных, экономических, культурных проблем и на поиск их решения через изучение общественного мнения самих казахстанских немцев. В 2018 г. было проведено комплексное социологическое исследование этнических немцев Казахстана «Социальный портрет этнических немцев, проживающих в Казахстане». За последние несколько лет опубликован ряд работ, в которых рассматривается история и современные этносоциальные процессы у немцев Казахстана.
Следует отметить также и роль музеев Республики Казахстан (РК) в изучении традиционной культуры казахстанских немцев. С середины 1990-х гг., т. е. с началом этапа массовой эмиграции немцев в казахстанских музеях начинается работа по комплектованию, систематизации, научному изучению коллекций, посвящённых истории и культуре немцев Казахстана (см. Приложение 1). Помимо этого, в музейных уголках при региональных немецких этнокультурных объединениях, в небольших музеях при сельских школах, в музейных комнатах при Домах дружбы были собраны немногочисленные коллекции предметов культуры и быта казахстанских немцев, воспоминания старожилов, фотодокументы и другие материалы.
Особенно хочется отметить экспозиции, посвящённые традиционной культуре немцев Казахстана в кабинетах этнокультурных объединений при Домах дружбы, формирующиеся с начала 2010-х г. Эти экспозиции — относительно новое явление в этнокультурном развитии немцев региона, и зачастую предметы в таких коллекциях никак не учтены, не изучены, требуют реставрации, описания и фотодокументирования, которое могут сделать только профессиональные музейные работники (очевидно, что подобного рода специалистов в сельских районных центрах просто нет). Но, несмотря на это, сегодня создание подобных музейных кабинетов-комнат в отдалённых сельских уголках — один из действенных способов сохранения этнокультурного наследия немцев Казахстана. Количеству и уникальности собранных в них экспонатов позавидуют многие государственные музеи. Именно сюда приходят сельские школьники и открывают для себя новые страницы в истории своего народа. Именно сюда на различные мероприятия приходят пенсионеры, чтобы поделиться воспоминаниями и передать опыт.
В современный период, когда народная культура немцев Казахстана, в силу целого ряда причин, стремительно исчезает, важно проводить систематические комплексные этнографические исследования. Совместные усилия учёных (этнографов, историков, социологов), музейных работников, активистов этнокультурных объединений будут способствовать изучению, сохранению и популяризации этнокультурного наследия казахстанских немцев.
Важным шагом в этом направлении следует считать исследовательский проект — этнокультурную экспедицию — Общественного фонда «Казахстанское объединение немцев «Возрождение»», целью которой стал поиск и сбор информации о немецких коллекциях, находящихся в современных государственных музеях РК, а также в сельских школьных музеях, в музейных коллекциях при Домах дружбы, в музейных уголках при региональных немецких этнокультурных объединениях; фотодокументирование и описание музейных экспонатов. За период с декабря 2017 по март 2018 гг. были обследованы музеи в 15 городских и сельских населённых пунктах: г. Астане, Алматы, Таразе, Павлодаре, Экибастузе, с. Розовка Павлодарского района Павлодарской области, с. Успенка Успенского района Павлодарской области, г. Семее, с. Бородулиха Бородулихинского района ВКО, с. Бескарагай Бескарагайского района ВКО, г. Усть-Каменогорске, г. Зыряновске, г. Шемонаихе ВКО, г. Лисаковске Костанайской области, г. Караганде. В сборе материала оказывали содействие Ю. Буданова и Е. Хабарова. Полученный материал был описан, тематически сгруппирован в разделы и подразделы, которые связали в единое логическое целое различные стороны жизни и быта немцев Казахстана в разные периоды истории и в разных регионах расселения немцев в РК.
Таким образом, была предпринята попытка систематизировать материал по традиционной культуре немцев Казахстана, имеющийся в музейных коллекциях, а также включить в круг изучения ранее недоступные памятники материальной культуры немцев Казахстана. Подобного рода исследовательская работа была проведена впервые, и в последующем необходимо продолжить работу по этому направлению в других регионах РК для создания объективной актуальной информативной картины о музейных коллекциях по истории и культуре немцев Казахстана.
Эта работа — «Предметы по истории и культуре немцев Казахстана из музейных коллекций Республики Казахстан. Реестр» —хронологически охватывает конец ХIХ — ХХ вв. и включает в себя описание изобразительных, письменных и вещественных источников, обнаруженных в различных музейных коллекциях РК.
Фотоматериалы — ценные и информативные изобразительные источники для визуализации истории, помогающие воссоздать облик людей ушедших эпох, их занятия, окружавший их предметный материальный мир. В немецких музейных коллекциях РК это, как правило, либо семейные фотографии конца ХIХ — начала ХХ вв., либо портреты знаменитых немцев РК. Фотоматериалы, отражающие хозяйственный уклад и быт немецких переселенцев в Казахстане, в основном представлены в сельских общественных или школьных музеях.
Письменные источники характеризуют социокультурную деятельность немецкого населения Казахстана. В фондах и экспозициях обследованных музеев РК сосредоточены документы, отражающие различные этапы истории казахстанских немцев: справки о конфирмации, свидетельства о рождении, свидетельства о браке, аттестаты об образовании, справки о депортации и составе хозяйства, справки-постановления о реабилитации, почётные грамоты за трудовые достижения, письма, периодические издания и книги. Среди последних можно выделить многочисленные коллекции религиозной литературы, что свидетельствует о высокой степени религиозности немецкого населения в Казахстане. Практически в каждом исследованном музее, в каждом музейном уголке, как в больших городах, так и в отдалённых сёлах, есть несколько экземпляров Библий, молитвословов и иной религиозной литературы, датируемой ХIХ в., отпечатанной готическим и латинским шрифтами, привезённых в Казахстан в начале ХХ в. или в период депортации, хранившихся в семье, но оставленных здесь немцами в период массовой эмиграции в 1990-е годы. Как и многие иные вещественные источники, вещевые коллекции отражают характер основных традиционных и подсобных занятий, а также бытового уклада немцев Казахстана.
Немцы, переселившиеся в Казахстан в конце ХIХ — начале ХХ вв., принесли с собой не только традиции германских земель, выходцами из которых являлись их предки, но и умения, хозяйственные навыки, сформировавшиеся в европейских немецких колониях Российской империи. Пашенное земледелие и животноводство составляли основу традиционного хозяйства немцев. В немецких посёлках и Туркестана, и Степного края немцы занимались разведением крупного рогатого скота (КРС), свиноводством и овцеводством, а также проводили большую племенную работу, выводили новые породы КРС и лошадей. В течение короткого времени большинство немецких хозяйств стало высокотоварным, чему способствовала помощь материнских колоний, а также практика общинной взаимовыручки, создание кооперативов, товариществ. В начале ХХ в. как в северо-восточных, так и в южных регионах Казахстана, помимо изготовления молочных продуктов в домашнем подворье, у немцев существовали потребительские кооперативы, занимающиеся переработкой молока и изготовлением масла, различных видов сыра и пр. Например, в 1909 г. в с. Романовка был открыт единственный в Туркестанском крае маслозавод, где имелось и сыроваренное отделение. В 1912 г. в немецких колониях Аулиеатинского уезда Сыр-Дарьинской области действовало четыре сыроваренных и шесть маслобойных заведений кустарного типа; в первой половине 1920-х гг. в меннонитских сёлах Павлодарского уезда были созданы различные формы кооперации, которые, в числе прочего, занимались переработкой мясомолочной продукции и изготовлением масла, сыра, колбас. Земельные реформы 1920-х гг., национализация и коллективизация нанесли ущерб традиционному немецкому хозяйству: исчез традиционный тип немецкого поселения, были нарушены привычные хозяйственные и общинные связи. Во второй половине ХХ в., несмотря на активные процессы межэтнической интеграции, немецкие совхозы и колхозы сохранили традиционную специализацию хозяйств, а некоторые из них стали флагманами сельскохозяйственного производства республики — как, например, колхоз «30 лет Казахской ССР» в Павлодарской области. Под руководством Я. Г. Геринга колхоз превратился в передовое экономически крепкое хозяйство, стал опорно-показательным в области и республике в сфере поливного земледелия и животноводства.
Как уже было отмечено выше, в личном подворье переработка мяса и молока была обязательной частью традиционного хозяйственного уклада крестьянской немецкой семьи. Одни из самых многочисленных и часто встречающихся предметов, использовавшихся немецкими хозяйками для переработки молока, являются маслобойки разных форм, сепараторы и формы для масла (фунтницы); для переработки мяса использовали мясорубки-колбасницы и прессы для изготовления колбасы.
Мебель, представленная в музейных коллекциях, преимущественно кустарного производства: во многих посёлках были мельницы, кузницы, столярные мастерские. Изготовлением мебели в немецких сёлах Казахстана занимались, как правило, плотники и столяры. До наших дней в музеях Восточно-Казахстанской (ВКО), Павлодарской и Костанайской областей сохранились такие образцы деревянной мебели немецких мастеров, как комоды, диваны с открывающейся крышкой, раздвижные кровати, табуреты, коромысла, прялки, плетёные корзины, колыбели и пр.
Дома и хозяйственные постройки немцев в Казахстане, как и в других регионах проживания, всегда отличались от поселений и жилищ окружающего населения. Существовали такие понятия, как «немецкий дом», «немецкая деревня, посёлок». В таком типе немецкого жилища сохранялись традиции всех прежних мест проживания немцев до переселения их на территорию Казахстана. Однако, начиная со второй половины ХХ в., различия между типом немецкого жилища и жилищем окружающего населения постепенно стирались. Оставались значительные различия в планировке усадьбы, дома, во внешней отделке, наружных украшениях, а также в деталях интерьера.
Обычно немецкий посёлок состоял из двух-трёх улиц, которые располагались с юга на север, дома строились в ряд. В центре селения, в меннонитских посёлках в частности, находились молитвенный дом и школа (как правило, это было одно здание), позже (в советский период) — клуб и магазин.
В конце ХIХ — начале ХХ вв. первыми (временными) жилищами немецких переселенцев были землянки. Выкапывали яму в земле, выкладывали из дерновых пластов стенку высотой в 2-3 фута (60-90 см), спереди оставляли проём для окна, сзади дверь, накрывали скошенной травой. Первые постоянные дома немцы строили из самана, кирпичa —сырца и целинного пласта. Саманные дома были менее теплыми, но более долговечными, чем пластянки. Очень редко, но строили и рубленные дома. Например, у переселенцев в с. Забаровка Павлодарского уезда возникла проблема со строительными материалами, т. к. г. Павлодар находился в 100 км от участка, а леса рядом не было: «…Абрам Абрамович Унру купил готовый сруб дома 6 х 6 м с доставкой до места… потом покупал материал дополнительно и, в конце концов, построил дом 6 х 10 м».
В последующие годы, когда кирпич стал доступным материалом, стали строить кирпичные дома. В немецких посёлках Кустанайского уезда основным строительным материалом был камень. Размеры жилища составляли 3 х 8 м, 4 х 10 м. Дома снаружи обмазывали глиной и белили. Фундамент и погреб делали из камня. В центре дома находилась кухня, а в центре кухни — печь-голландка. На улицу (на запад) выходила короткая сторона дома с одним окном, длинная сторона дома с двумя окнами и входом в дом была обращена на юг. Сарай пристраивался к короткой стороне дома, обращённой на восток. Напротив дома строилась летняя кухня, к которой примыкали хозяйственные постройки. Внутри немецкого дома из настенных украшений были часы, семейные фотографии и шпрухи. Например, в коллекции Успенского районного музея в Павлодарской области представлены часы 1907 г., которые, вероятнее всего, были привезены немецкими переселенцами из меннонитских материнских колоний Екатеринославской и Таврической губерний. Spruch (шпрух) — красочно оформленное настенное панно с изречениями из Библии, благословениями на ткани, бумаге, деревянной поверхности. На одном из 11 шпрухов, хранящихся в Лисаковском музее истории и культуры Верхнего Притоболья, можно прочитать следующее: «Wo kаine Bibel ist im Haus. Da sit еr (ett und) graurich aus. Da kert der beise Feint kern ein. Da macxt der libe Koot nicht rain» («В доме, где нет Библии, становится мрачно, там появляется враг, и любимому Богу нет места»).
На женщину в немецкой семье возлагалось ведение домашнего хозяйства, воспитание детей, а также изготовление предметов домашнего обихода с помощью прядения, вязания, вышивки. Наставления, пожелания, монограммы (именные метки) вышивались немецкими мастерицами на многих изделиях из ткани: панно, салфетках, полотенцах, постельных принадлежностях и пр. Например, полотенце с вышивкой «Mache Dich Rein!» («Навожу чистоту!») и др.
В музейных немецких коллекциях слабо представлены одежда и обувь немцев Казахстана. Зачастую в экспозиционных витринах, посвящённых истории и культуре казахстанских немцев, можно увидеть только современный немецкий фольклорный костюм, приобретённый в Германии. Тем ценнее найденное в далёкой сельской глубинке (с. Бескарагай ВКО), городское женское платье, которое в начале ХХ в. носила Оттилия Эмануиловна Зигле в закавказской немецкой колонии Helenendorf (Еленендорф, с 1938 г. — Ханлар). Или коллекции свадебных платьев и свадебных украшений жениха и невесты ручной работы (1940 — 1960 гг.), хранящиеся в фондах Лисаковского и Восточно-казахстанского музеев.
Музыкальные инструменты использовались как во время свадебных гуляний, праздников, так и во время богослужений (например, во время молитвенных собраний меннонитов, католиков). В разных регионах РК в музейных коллекциях сохранились такие предметы, какхакпрэтт или цимбал (Караганда), кларнет (нач. ХХ в., ВКО), пианино немецкой фирмы A.Heindorff.Berlin второй половины ХIX в. (Астана), фисгармонии (в количестве трёх штук в Павлодарской области) и пр.
Обследованные нами коллекции по истории и культуре немцев Казахстана разнообразны по своему содержанию (наполнению), степени сохранности, атрибутированности и пр., но при этом большинство из них мало изучены специалистами. Предметы материальной и духовной культуры должны не только сохраняться в музейных фондах и периодически экспонироваться на выставках, но и стать предметом научных исследований для сохранения исторической памяти этнических немцев Казахстана.

 Калышев А. Б. Структура и тип семьи у немцев Семиречья // История немцев Центральной Азии. Материалы международной научно-практической конференции. Алматы, 10 октября 1997 г. — Алматы, 1998. С. 165-171.

2 Сакенова К. А. Характерные особенности этнокультурного облика сельских немцев Казахстана в местах дисперсного расселения (на материалах этносоциологического обследования Алматинской области) // История немцев Центральной Азии. Материалы международной научно-практической конференции. Алматы, 10 октября 1997 г. — Алматы, 1998. С. 171-187.

3 Наумова О. В. Национально-смешанные семьи немцев Казахстана (по материалам экспедиции 1986 г.) // Советская этнография, 1986. № 4. С. 67-99. Наумова О. В., Чешко С. В. Современные этнокультурные процессы у казахов и немцев Казахстана (опыт сравнительного анализа) // Этнокультурные процессы в национально-смешанной среде. М., 1989. С. 30-77.

4 Курганская В. Д., Дунаев В. Ю. Немцы Казахстана: комплексное социологическое исследование адаптивных практик немцев Казахстана. — Алматы, Ассоциация общественных объединений немцев Казахстана «Возрождение», 2008. С. 207. Курганская В. Д., Дунаев В. Ю. Общественное самоуправление немецкой диаспоры Казахстана: состояние и тенденции развития. Научно-аналитический отчет по итогам социологического исследования. — Алматы, Ассоциация общественных объединений немцев Казахстана «Возрождение», 2013. С. 197.

5 Подопригора Ю. И. Немцы Казахстана: история и современные этносоциальные процессы. // Ассамблея народа Казахстана, Комитет науки Министерства образования и науки Республики Казахстан, Академия государственного управления при Президенте Республики Казахстан, Ю. И. Подопригора. — Астана, 2016. С. 144. Немцы Казахстана: мост между Астаной и Берлином. Материалы международной научно-практической конференции (г. Астана. 5-7 октября 2015 г.). — Алматы, АООНК «Возрождение», 2015. Немцы Казахстана и Сибири: история и современные проблемы развития: материалы Международной научно-практической конференции // гл. ред. Селезнева И. А.; отв. ред. Бережнова М. Л., Курманова С. Р., Гизиева К. Ю. — М., Институт наследия, 2017.С. 198. Сосуществование этнических групп в Казахстане // Zusammenleben der Ethnischen gruppen in Kasachstan: научное издание // Кайзер М. [и др.]; Konrad Adenauer Stiftung. Алматы, 2017/2018. С. 76 и пр.

6 В поисках народной культуры. http://old.wiedergeburt.kz/index.php/deutscheinkazakhstan/; http://daz.asia/ru/v-poiskah-narodnoj-kultury/ 

7 В этой работе обозначен раздел «Земледелие и животноводство», но не представлены источники, т. к. предметы (орудия земледелия и животноводства) практически отсутствуют в обследованных коллекциях. 

8 Кригер В. Э. Рейн — Волга — Иртыш: из истории немцев Центральной Азии. — Алматы: Дайк-пресс, 2006. С. 29.

9 Подопригора Ю. И. Немцы Павлодарского Прииртышья. Алматы, 2010. С. 30.

10 В Восточно-Казахстанском областном архитектурно-этнографическом природно-ландшафтном музее-заповеднике представлена немецкая усадьба середины ХХ в., восстановленная по плану дома немцев-спецпереселенцев из с. Герасимовка Уланского района ВКО. 

11 Из истории немцев Павлодарского Прииртышья // Сост. Болтина В. Д., Покидаева Т. Е., Шевелева Л. Д. — Павлодар: ЭКО, 2015. С. 49-50.

12 Адам Я. В. Из истории семьи Унру // Немцы Сибири: история и культура. Материалы IV международной научно-практической конференции, г. Омск, 29-31 мая 2002 г. — Новосибирск: издательство Института археологии и этнографии СО РАН, 2003. С. 5. 

13 Буданова Ю. П. Первые немецкие поселки в Кустанайском уезде. Село Надеждинка. История по материалам архивных документов и воспоминаний коренной жительницы села М. Я. Гофман (Белоусько) // Немцы Сибири: история и культура. Материалы VI Международной научно-практической конференции. — Омск: издательский дом «Наука»; издательство ОмГПУ, 2010. С. 189.

14 Более подробно см.: Буданова Ю. П., Потянова И. А. Панно «шпрух» — источник для изучения духовной культуры российских немцев // Немцы Казахстана и Сибири: история и современные проблемы развития. Материалы международной научно-практической конференции. Гл. ред. Селезнева И. А.; отв. ред. Бережнова М. Л., Курманова С. Р., Гизиева К. Ю. – М.: Институт наследия, 2017. С. 66-73. Буданова Ю. П., Потянова И. А. Панно «шпрух» «spruch» в коллекции Лисаковского музея. История формирования коллекции, классификация, трактовка текстов // Немецкие диалекты в России: прошлое, настоящее и будущее отечественной островной диалектологии: материалы научно-практической конференции. — Красноярск, 2011. С. 24-30.

Автор: Юлия Подопригора